Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

  УСЛУГИ
Оценка
Юридические услуги
Фотосъемка в суде
Экспертиза
Проектирование
Стоимость услуг
  ГОТОВЫЕ РЕШЕНИЯ
Готовые отчеты
Готовые бизнес-планы
  ИНФОРМАЦИЯ
Справочная информация
Документы, дипломы, свидетельства и сертификаты
Юридические документы
Законодательство
Экономические статьи
Статьи об оценке
Статьи по юриспруденции
Цели проведения оценки
Методики и методы оценки
Электронные учебники и методички
Словарь оценщика
Наши клиенты
Наши партнеры
Обмен ссылками
Сотрудничество
Региональные представители
Вакансии
  ON-LINE СЕРВИСЫ
Квитанция на оплату
Страница поиска
Форма обратной связи




Судебная система

1.Понятие и основные признаки судебной власти.
2. Судебная система, её структура.
3. Понятие звена судебной системы - основные суды, суды среднего звена, высшие суды.
4. Понятие правосудия, его признаки, принципы.

1.ПОНЯТИЕ И ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ.Проблему рационального устройства государственной власти и ее органов пытаются разрешать, пожалуй, столько времени, сколько существует государство как форма организации общества. Люди, размышлявшие над этой проблемой, уже давно, многие столетия тому назад, заметили, что концентрация государственной власти в чьих-то одних руках неизбежно ведет к отрицательным последствиям. Чем больше такая концентрация, тем выше вероятность произвола и злоупотреблений. Об этом свидетельствует многовековой опыт человечества. Самые просвещенные властители, в руках которых сосредоточивались неограниченно все нити власти, рано или поздно становились своенравными тиранами, признававшими только свой авторитет, попиравшими свободу и не считавшимися с неотъемлемыми правами человека. На этом фоне и велись поиски путей преодоления тенденций такого рода.
Наиболее широкое признание получила и продолжает сохранять его вплоть до настоящего времени идея, в соответствии с которой основные направления (ветви) государственной власти должны разделяться и вверяться "в разные руки". Это будет мешать узурпаторским намерениям, а вместе с этим злоупотреблению властью и произволу. Чаще всего сторонники данной идеи (концепции) придерживаются мнения, что государственная власть в целом включает три основных направления (ветви) - законодательную, исполнительную и судебную. Сферы их реализации должны быть четко разграничены, они не должны быть помехой друг другу. Разделение властей следовало бы основывать прежде всего на их сотрудничестве, которое, однако, сдерживало бы каждую из них, ставило бы в определенные рамки и балансировало.
Активным сторонником рассматриваемой концепции, внесшим заметный вклад в ее разработку и популяризацию, вполне заслуженно считают известного французского просветителя, правоведа и философа Ш. Монтескье. В своем знаменитом сочинении "О духе законов" (1748 г.) он писал: "Когда одному и тому же лицу или одному и тому же составу должностных лиц предоставлены вместе законодательная и исполнительная власти, тогда нет свободы, потому что можно опасаться, что монарх или сенат будут создавать тиранические законы, чтобы тиранически исполнять их. Нет также .свободы, если судебная власть не отделена от законодательной и исполнительной. Если бы она была соединена с исполнительной властью, судья обладал бы достаточной силой, чтобы сделаться угнетателем. Все было бы потеряно, если бы один и тот же .человек, или корпорация высокопоставленных лиц, или сословие дворян, или, наконец, весь народ осуществляли все три вида власти: "власть создавать законы, власть приводить их в исполнение и власть судить преступления и тяжбы частных лиц". Не все в этом высказывании современно. Оно относится к XVIII веку и с точки зрения накопленного к настоящему времени опыта может быть кое в чем оспорено. Однако в целом сказанное тогда не утратило своей актуальности и в наши дни.
Концепция разделения властей на российской почве прижилась не сразу. Ведь она в какой-то мере ориентирована на подрыв устоев монархического устройства. Только в конце XIX - начале XX века о ней заговорили в полный голос, в том числе в университетских аудиториях, как об идее, реализация которой должна привести к преобразованию России в правовое государство.
После октября 1917 года положение круто изменилось. Основная причина- курс на всевластие Советов, а впоследствии и на господство командно-административной системы, которая не допускала и не могла допустить какого-то разделения государственной власти. В таких условиях концепция разделения властей оказалась в немилости и нередко преподносилась как выдумка, которая понадобилась буржуазии в период ее борьбы за господство.
Лишь в конце 80-х годов стало появляться более серьезное отношение к проблеме разделения властей. По времени это совпало с официозным провозглашением курса на преобразование нашего государства в правовое, с признанием того, что такое государство невозможно без верховенства закона и надежно обеспечивающего его механизма, основной рычаг которого многие усматривали и усматривают в разделении властей.
Съезд народных депутатов РСФСР одобрил 12 июня 1990 года Декларацию "О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики", в п. 13 которой четко сказано: "Разделение законодательной, исполнительной и судебной властей является важнейшим принципом функционирования РСФСР как правового государства". Почти два года спустя, 21 апреля 1992 года, эта идея была закреплена на конституционном уровне. В ст. 3 действовавшей тогда Конституции РСФСР говорилось, в частности, что "система государственной власти в Российской Федерации основана на принципах разделения законодательной, исполнительной и судебной властей...". Это положение приобрело несколько иное звучание в Конституции РФ, принятой 12 декабря 1993 года: "Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны" (ст. 10).
Приведенные положения дают основание считать, что судебная власть - одно из проявлений государственной власти в целом. Следовательно, ее понятие производно от общего понятия власти и понятия государственной власти в частности.
Общее понятие власти, как известно, категория многоаспектная и многоликая. Власть родительская и отцовская, власть чувств, власть толпы или улицы, местная власть, власть тьмы и т.д. - столь широк диапазон употребления слова "власть". Поэтому общее определение власти тоже является весьма широким.
В него нередко включают прежде всего способность и возможность оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение людей с помощью каких-то средств: авторитета, волевого влияния, правовых велений, принуждения и т.п. Таким его видят не только философы и обществоведы, но и знатоки русского языка. Например, В. Даль писал, что власть - это "право, сила, воля над чем- либо, свобода действия и распоряжения, начальствование, управление...". Несколько иначе, но по сути так же определял власть и С. Ожегов. По его мнению, таковой следует считать "право и возможность распоряжаться кем-либо или чем-либо, подчинять своей воле". Другими словами, властью нельзя считать какое-то лицо, орган, объединение, учреждение. Они - действующие лица, но не власть.
Более узким является понятие государственной власти. В отличие от общего это понятие персонифицировано. В нем уже присутствует действующий субъект - народ и (или) государство, его аппарат и органы местного самоуправления, которым народ делегирует свою власть (см. ст. 3 Конституции РФ). Соответственно, такого рода властью принято считать возможность и способность народа и(или) государства в лице его органов оказывать воздействие на поведение людей и в целом на процессы, происходящие в обществе, с помощью убеждения либо принуждения. .
Еще уже понятие судебной власти. Это, как отмечено выше, одна из ветвей государственной власти. Субъектом, осуществляющим ее, является не любой государственный орган, а лишь суд, который обладает присущими только ему возможностями и способностями воздействия на поведение людей, а через это - и на процессы, происходящие в обществе. С учетом этого судебную власть можно было бы определить как реализуемые занимающими особое положение в государственном аппарате органами (судами) присущие им возможности и способности воздействия на поведение людей и социальные процессы.
Из этого определения следует, что понятию судебной власти свойственно по крайней мере два компонента: во-первых, данная власть может реализоваться только специально создаваемыми государственными учреждениями - судами; во-вторых, у этих органов должны быть свои, присущие только им способности и возможности воздействия. Эти признаки взаимосвязаны и взаимозависимы. Их нельзя изолировать друг от друга или противопоставлять.
Будет ошибкой сведение судебной власти к суду как государственному органу (нередко говорят: "Судебная власть - это суд"). Еще большей ошибкой и даже свидетельством низкого уровня правовой культуры является встречающаяся иногда склонность называть судебной властью должностных лиц, работающих в судебных учреждениях, (порой при появлении где-то, скажем, судебного исполнителя можно услышать и такое: "Смотрите-ка, судебная власть явилась!"). Властью надлежит считать не орган или должностное лицо, а то, что они могут и в состоянии сделать. По существу, это полномочия, функция, но не ее исполнитель. Пользуясь театральной терминологией, вполне допустимо утверждать, что это роль, но не актер.
Довольно распространены- ошибки и иного рода - сведение судебной власти к какому-то одному из видов судебной деятельности. Нередко о судебной власти говорят и пишут как о синониме правосудия и наоборот. Такого рода ошибка распространена, пожалуй, шире, чем отмеченная выше.
В следующей главе учебника о правосудии будет сказано достаточно подробно, и это позволит убедиться, что судебная власть и правосудие - понятия родственные, но не тождественные. Последнее надо рассматривать как важное проявление судебной власти, но не единственное.
Упомянутые в приведенном определении понятия судебной власти "возможности и способности" - это многогранные полномочия, которыми наделяются суды. Их реализация в целом и есть реализация судебной власти.
Среди этих полномочий доминирующую роль играет правосудие. Его может осуществлять только суд, и никакой другой орган. Это специфически судебное полномочие. Но судебная власть, как уже говорилось, не сводится только к данному полномочию. Она включает и ряд других, которые, как и правосудие, имеют большое социальное значение:
* конституционный контроль;
* контроль за законностью и обоснованностью решений и действий государственных органов и должностных лиц;
* обеспечение исполнения приговоров, иных судебных решений и решений некоторых других органов;
* разбирательство и разрешение дел об административных правонарушениях, подведомственных судам;.
* разъяснение действующего законодательства по вопросам судебной практики;
* участие в формировании судейского корпуса и содействие органам судейского сообщества.
Эти полномочия было бы неправильно полностью отождествлять, как это нередко делается, с правосудием. Можно говорить, пожалуй, лишь о том, что их реализация тесно связана с правосудием и содействует его надлежащему осуществлению.
Проведению в жизнь каждого из названных полномочий, образующих судебную власть, призвано способствовать наделение органов, на которые возложено осуществление данной власти, средствами принуждения к исполнению принимаемых ими решений. Закон, к примеру, прямо провозгласил общеобязательность судебных решений всех видов. Он требует от организаций и должностных лиц, граждан неукоснительного подчинения велениям судебной власти.
И это не обычный, "дежурный" призыв, с какими нам нередко приходится сталкиваться. Реальность велений судебной власти подкрепляется довольно внушительными средствами воздействия. Например, если .какое-то лицо не представляет без уважительных причин имеющийся у него документ, необходимый для правильного разрешения дела арбитражным судом, то последний вправе подвергнуть такое лицо штрафу в сумме до 200 минимальных размеров оплаты труда (ч. 3 ст. 54 АПК). Гражданин, нарушивший порядок в зале обычного (не арбитражного) суда, разбирающего гражданское дело, и не подчиняющийся распоряжениям судьи, в соответствии с ч. 2 ст. 149 ГПК (в редакции Закона от 28 апреля 1995 года-СЗ РФ. 1995.№ 18. Ст. 1570) может быть оштрафован в сумме до 50 минимальных размеров оплаты труда. Эффективные меры применяются судами и к гражданам (обвиняемым в совершении преступления, потерпевшим, свидетелям и др.) в случаях, когда они, скажем, уклоняются от явки в суд по его вызову. Закон разрешает подвергать их по решению суда (судьи) принудительному приводу с помощью милиции и (или) денежному взысканию. Предусматриваются и иные меры воздействия на тех, кто не желает уважительно относиться к судебным велениям. При определенных в законе обстоятельствах может возникнуть вопрос, как будет показано ниже, и о применении самых строгих мер юридического воздействия - мер уголовного наказания.
Общее положение о властном характере выполняемых судами функций сформулировано в ч. 6 ст. 1 Закона о статусе судей следующим образом: "Требования и распоряжения судей при осуществлении ими полномочий обязательны для всех без исключения государственных органов, общественных объединений, должностных лиц, других юридических или физических лиц. Информация, документы и их копии, необходимые для осуществления правосудия, представляются по требованию судей безвозмездно. Неисполнение требований и распоряжений судей влечет установленную законом ответственность".
Обобщенное знание полномочий судов (их "способностей и возможностей") не только дает представление о том, чем могут и должны заниматься эти государственные органы, но и ориентирует относительно их роли и места в системе всех учреждений, реализующих в целом государственную власть, а равно и соотношения названных выше трех ее ветвей (отраслей). Оно наполняет конкретным содержанием широко употребляемое, хотя и несколько упрощенное объяснение сути разделения властей: законодатель законодательствует, исполнительные органы исполняют законы, а суды судят. Во всяком случае, один только перечень судебных полномочий свидетельствует о том, что за формулой "суды судят" скрывается весьма емкая и разнообразная деятельность, которая в целом существенно отличается от того, что должны делать законодательные и исполнительные органы.
Круг судебных полномочий говорит и о том, что данная власть призвана выполнять важную и ответственную социальную функцию, не менее значимую, чем функции, выполняемые другими ветвями власти. А это позволяет делать вывод уже о равнозначности, равноправности и паритетности всех ветвей власти.
Такой вывод до сравнительно недавнего времени считался ошибочным, противоречащим основной государственно-политической установке, выражавшейся в словах "Вся власть Советам". Сообразно с этим у судов не было многих из перечисленных полномочий. Они, к примеру, не могли заниматься конституционным контролем, проверять законность и обоснованность решений и действий большинства исполнительных органов. На них смотрели как на органы, которые должны заниматься главным образом разбирательством гражданских и уголовных дел, содействием исполнению собственных решений. Лишь в крайне ограниченных случаях им дозволялось разбирать дела об административных правонарушениях и рассматривать жалобы на незаконные действия некоторых (далеко не всех) исполнительных органов.
Поворот произошел в конце 80-х - начале 90-х годов, когда начало расти сознание того, что правовое государство без полноценной судебной власти немыслимо. С этого времени и начался процесс принятия конкретных мер, направленных на повышение авторитета судов. Это проявилось не только в совершенствовании порядка подбора и формирования судейского корпуса, создании условий для его независимости, повышении материальной обеспеченности, установлении ответственности за неуважение к суду, но и в существенном расширении судебных полномочий.
Такую тенденцию можно видеть во многом. В частности, в наделении судов правом осуществлять контроль за законностью и обоснованностью действий правоохранительных органов, призванных заниматься выявлением и раскрытием преступлений, в первую очередь в тех случаях, когда есть опасность ограничения конституционных прав и свобод граждан. В наши дни суды (общие и военные), как будет показано ниже, могут проверять законность и обоснованность задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений, ареста, продления его срока, совершения действий, связанных с ограничением права гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также права на неприкосновенность жилища и т.д. Уже только в этом четко просматривается признание положения о том, что суды - это вершина пирамиды правоохранительных органов.
Признание высокой социальной значимости судебной власти проявилось весьма недвусмысленно и в том, что одним из ее полномочий стал конституционный контроль. Это, как будет показано ниже, закреплено сначала в Конституции РФ, а затем и в законах о Конституционном Суде 1991 и 1994 года. Следующим шагом стало предоставление всем судам возможности проверять законность решений местных представительных и всех исполнительных органов. Еще в Законе "О дополнительных полномочиях местных Советов народных депутатов в условиях перехода к рыночным отношениям" от 24 ноября 1990 года (см.: ВВС. 1990. №26. Ст. 322) предусматривалось, что граждане имеют право обжаловать в суд решения местных Советов народных депутатов, их органов, должностных лиц, если они нарушают права и охраняемые законом интересы граждан.
Конституция РФ 1993 года явилась логическим завершением эволюции в данной области. В ч. 2 ст. 46 говорится: "Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд". Это конституционное положение существенно развито и дополнено другим: "Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом" (ч. 2 ст. 120 Конституции РФ).
За сравнительно непродолжительное время, прошедшее после принятия ныне действующей Конституции РФ, тенденция более широкого привлечения судов к контролю за действиями и решениями органов, осуществляющих другие ветви государственной власти, дает о себе знать все чаще и ощутимее. Состоялся ряд решений высших судебных инстанций, свидетельствующих о том, что суды и впредь будут проявлять активность в данной сфере и станут делать это в расширяющихся масштабах.
К числу таких решений можно было бы отнести принятые в 1995 и 1996 годах, к примеру, постановления Конституционного Суда РФ, ориентирующие на расширение судебного контроля за законностью и обоснованностью решений и действий правоохранительных органов, занимающихся выявлением и расследованием преступлений. Внес свой вклад в признание значимости социальной роли судов и Верховный Суд РФ, вынесший в октябре 1995 года постановление, в котором судам даны разъяснения относительно прямого применения Конституции РФ. В этом постановлении внимание судов обращено на то, что ныне действующая Конституция РФ, в отличие от всех своих предшественниц, . является актом, который можно и нужно применять непосредственно, особенно тогда, когда тот или иной закон не соответствует ее предписаниям. Наряду с принципиальными решениями такого рода уже состоялось немало судебных процессов по конкретным делам, по итогам которых вынесены решения, давшие авторитетную юридическую оценку соответствующим действиям и решениям и законодательных (представительных) , и исполнительных органов. Не ушли от судебного контроля даже воинские начальники, чья деятельность практически всегда была "запретной зоной", в том числе, разумеется, и для судов.

2. СУДЕБНАЯ СИСТЕМА, ЕЁ СТРУКТУРА.
Один из двух основных компонентов судебной власти состоит в том, что ее осуществление доверяется только специально учреждаемым государственным органам - судам, которые отличаются от органов, выполняющих законодательные и исполнительные функции. Такое отличие выражается не только в специфике судебных полномочий, о которых говорилось в предыдущем параграфе данной главы, но и а порядке формирования судов.
Особенности выполняемых функций требуют, чтобы суды формировались и действовали с соблюдением специальных правил - правил, которые коренным образом отличались бы от тех, что установлены для законодательных и исполнительных органов.
В последующих главах еще будет детально освещен порядок формирования судов. Здесь достаточно отметить, что в настоящее время суды всех видов и уровней образуются с соблюдением установленной законом процедуры. Реализация ее призвана обеспечить беспристрастный отбор судей, способных профессионально грамотно и честно рассматривать и разрешать отнесенные к их ведению дела. Достижению данной цели призвано содействовать, в частности, установление системы гарантий, предупреждающих проникновение в судейский корпус некомпетентных и безнравственных людей. Такие "защитные средства" характерны для органов судебной власти. Для формирования органов законодательной и исполнительной властей закон не устанавливает детальных правил. Скажем, официально установленный перечень требований к кандидатам в депутаты Федерального Собрания или местных представительных органов значительно скромнее, чем тот, что существует для кандидатов на судейские должности. К кандидатам на те или иные (даже самые высокие) должности в исполнительных органах закон тоже не предъявляет жестких требований. От судей же требуется высокий уровень подготовки и компетентность, поскольку судебные ошибки чреваты рчень серьезными, порой необратимыми последствиями для жизни, здоровья, свободы, прав и охраняемых законом интересов конкретных людей.
Существенным моментом, характеризующим построение органов судебной власти, является обеспечение их независимости, ограждение от постороннего влияния как извне, так и внутри (со стороны вышестоящих инстанций и судебного начальства). Этого не скажешь о законодательных и исполнительных органах. Особенно последних, где субординация, подчинение вышестоящих нижестоящим, обязательность указаний руководства считаются явлением вполне нормальным. Не предусматриваются какие-то особые меры, ограждающие законодателей (членов представительных органов) от влияния извне, поскольку сделать это практически невозможно. Данная категория людей в своей деятельности обязана руководствоваться внешними факторами, учитывать требования социальных и политических сил (партий, общественных объединений и т.д.).
Сказанное, однако, не означает, что существует непроходимая пропасть между, с одной стороны, судебной, а с другой - законодательной и исполнительной властями, их органами. При всей их обособленности имеется немало точек соприкосновения между ними. Например, органы законодательной (представительной) власти издают законы, обязательные для исполнения всеми, в том числе судами, утверждают финансирование судов, размеры оплаты труда судей и других судебных работников. Органы судебной власти, со своей стороны, могут влиять, используя предоставленные им полномочия, на содержание деятельности законодательных (представительных) и исполнительных органов. Они вправе, скажем, признать закон неконституционным, а решение исполнительного органа - незаконным. И это влечет за собой неприменение закона, обязывает соответствующие органы отказаться от реализации незаконного решения, рассмотреть вопрос вновь или пересмотреть данное решение.
Специфика суда как органа судебной власти состоит также в том, что для его деятельности установлены особые правила, процедуры. Эти процедуры, отражающие общечеловеческий опыт, жестко лимитируют все, что должно происходить в суде при рассмотрении им подведомственного вопроса. Основная их цель - обеспечить законное, обоснованное и справедливое решение. Краеугольным камнем всех судебных процедур являются гласность, коллегиальность (с некоторыми исключениями) , возможность участия представителей народа в вынесении решений, равноправие сторон, участвующих в разбирательстве дел, и ряд других, о которых речь будет ниже. Установленные для законодательных и исполнительных органов процедуры (регламенты, существующие кое-где в исполнительных органах правила принятия решений и т.д.) не обладают той тщательностью и всесторонностью, которая характерна для судебных процедур.
К настоящему времени сложилось несколько вариантов процедур осуществления судебной власти, которые принято именовать видами судопроизводства. К ним относятся:
* конституционное судопроизводство;
* гражданское судопроизводство;
* арбитражное судопроизводство;
* уголовное судопроизводство;
* административное судопроизводство.
Каждое из этих судопроизводств регламентируется 'достаточно подробным законодательным актом - Законом о Конституционном Суде, ГПК, АПК, УПК и КоАП. Изучению названных видов судопроизводства и законодательных актов, регламентирующих их, посвящены специальные учебные дисциплины, преподаваемые на старших курсах юридических вузов.
Под судебной системой принято понимать совокупность судов, построенную в соответствии с их компетенцией и поставленными перед ними задачами и целями.
Основополагающим актом, определяющим в общих Чертах суть российской судебной системы, является Конституция РФ, в ст. 118 которой, в частности, сказано:
"I. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом...
3. Судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской федерации и федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов не допускается".
Для уяснения сложившейся к настоящему времени судебной системы важное значение имеют также положения ст. 125-127 Конституции РФ. Они четко определяют место, занимаемое высшими судами в судебной системе в целом, а вместе с этим и место всех других подчиненных им судов. В первой из этих статей определен статус Конституционного Суда РФ и сформулированы его задачи и цели как судебного органа, призванного контролировать конституционность законов и иных правовых актов. Этот суд занимает особое место. Как будет видно по материалу соответствующей главы учебника, ему напрямую не подчиняются никакие суды, в том числе конституционные суды и другие подобные органы субъектов Федерации, хотя его решения могут иметь существенное значение для всех судов страны и тем самым влиять в целом на судебную практику.
Что касается Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, о которых говорится в ст. 126 и 127, то им отведено несколько иное место, У них есть свои подсистемы судов. В отношении каждой из них они осуществляют судебный надзор за их деятельностью и дают им разъяснения по вопросам судебной практики.
В наши дни структура всей судебной системы, в целом и ее подсистем может быть определена на основе анализа не только положений Конституции РФ, приведенных выше, но и ряда других законодательных актов: Закона о судоустройстве. Закона об арбитражных судах, Положения о военных трибуналах, а также некоторых постановлений Верховного Совета РФ, касающихся реорганизации военных судов.
Из приведенных конституционных положений и положений названных законодательных актов можно сделать по крайней мере два вывода. Они говорят, во-первых, о том, что правосудие должно осуществляться только судебными органами, уполномоченными на это, а равно на выполнение каких-то иных полномочий, образующих судебную власть. Никакие другие государственные органы или негосударственные образования, даже те, в наименовании которых присутствуют слова "суд" или "судебный" (например, третейский суд, Международный коммерческий арбитражный суд. Судебная палата по информационным спорам), не относятся к числу органов судебной власти, реализующих указанные выше полномочия - правосудие, конституционный контроль, обеспечение исполнения судебных и других решений и т.д. Предписания названных актов говорят, во-вторых, о том, что всю совокупность судов следовало бы сгруппировать в три подсистемы (блока). В одну из них входит Конституционный Суд РФ, в другую - Верховный Суд РФ и суды общей юрисдикции, в отношении которых он осуществляет судебный надзор, а в третью- Высший Арбитражный Суд РФ и поднадзорные ему суды.
Наибольшее количество судов входит во второй блок. В ст. 126 Конституции РФ они именуются судами общей юрисдикции. К ним наряду с Верховным Судом РФ причисляются Верховные суды республик, краевые, областные, городские в Москве и Санкт-Петербурге суды, суды автономной области и автономных округов, районные (городские) народные суды (см. сноску на с. 85). В ведение этих судов передано рассмотрение подавляющего большинства дел, разрешаемых в судебном порядке. Часто их называют общими или гражданскими судами. Особую ветвь во втором блоке судов образуют военные суды. Их не относят к числу общих (гражданских) судов, поскольку им подведомственны, как будет подробно показано ниже, только такие дела, которые так или иначе затрагивают интересы военнослужащих, Вооруженных Сил и других воинских структур. Это специализированные суды, состоящие из военных судов гарнизонов, соединений, флотилий, армий, округов, флотов, видов Вооруженных Сил, групп войск, а также Военной коллегии - одного из основных подразделений Верховного Суда РФ.
В третий блок включены федеральные арбитражные суды округов и арбитражные суды субъектов Российской Федерации (арбитражныесуды республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, и автономных округов). Возглавляет этот блок Высший Арбитражный Суд РФ.
Конституционный Суд РФ занимает обособленное положение в российской судебной системе. По сказанному в ст. 125 Конституции РФ видно, что у этого суда свои специфические задачи и что он, как отмечено выше, не осуществляет надзора ни за какими федеральными судебными органами. Он также не надзирает ни в коей мере за конституционными судами и подобными органами субъектов Федерации.
Такой вид судебная система приобрела сравнительно недавно. До этого после судебной реформы, состоявшейся в 1922-1924 годах, она выглядела значительно проще: в нее входили только гражданские (общие) суды трех уровней (народные суды, суды среднего звена и Верховный Суд РСФСР). 15 декабря 1990 года Съезд народных депутатов РСФСР принял решение об образовании Конституционного Суда РСФСР, а 24 мая 1991 года - арбитражных судов. 28 декабря 1991 года принято Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР "О военно-судебных органах, дислоцированных на территории РСФСР", в соответствии с которым эти органы, бывшие до тех пор судами Союза ССР, перешли под юрисдикцию России. Другими словами, в нынешнем виде российская судебная система в целом существует с начала 1992 года, хотя в нее и внесены некоторые уточнения (подвергнуты корректировке наименования некоторых судов, а также структура подсистемы арбитражных судов).
При освоении материала об устройстве судебных систем вообще, а не только российской, нужно иметь четкое представление о некоторых общих понятиях. К понятиям такого рода относятся прежде всего понятия "звено судебной системы" и "судебная инстанция".
Звеном судебной системы считаются суды, наделенные однородными полномочиями.
По этому признаку общие суды подразделяются на суды трех звеньев (уровней):
* основное звено- районные (городские, межмуниципальные) народные суды;
* среднее звено - Верховные суды республик, краевые, областные суды, городские в Москве и Санкт-Петербурге суды, суды автономной области и автономных округов;
* высшее звено - Верховный Суд РФ.

Подобным образом подразделяются военные суды:
* основное звено - суды армий, соединений, флотилий и гарнизонов;
* среднее, звено - суды военных округов, флотов, видов Вооруженных Сил и групп войск;
* высшее звено - Военная коллегия Верховного суда РФ.

С 1 июля 1995 года стала трехзвенной и подсистема арбитражных судов (до этого момента она была двухзвенной). В ее состав входят:
* основное звено - арбитражные суды субъектов Российской федерации (они перечислены выше в данном параграфе учебника) ;
* среднее звено - федеральные арбитражные суды округов (всего таких округов образовано десять) ;
* высшее звено - Высший Арбитражный Суд РФ.

Судебной инстанцией считается суд (или его структурное подразделение) , выполняющий ту или иную судебную функцию, связанную с разрешением судебных дел (принятие решения по существу дела, проверка законности и обоснованности этих решений).
Судом первой инстанции называют суд, который уполномочен принимать решение по существу тех вопросов, которые являются основными для данного дела. По уголовным делам это вопросы о виновности или невиновности подсудимого в совершении преступления и о применении или неприменении уголовного наказания, конкретной его меры. По гражданским делам существо дела обычно составляет вопрос о доказанности или недоказанности предъявленного иска и о тех юридических последствиях, которые должны наступить. В отношении гражданских и уголовных дел судами первой инстанций могут быть почти все суды в пределах предоставленных им законом полномочий. Исключение составляют федеральные арбитражные суды округов: им не дано право быть судами первой инстанции.
Содержание компетенции всех судов первой инстанции более или менее четко определено в действующем законодательстве.
Суд второй (кассационной) инстанции призван проверять законность и обоснованность приговоров и других судебных решений, не вступивших в законную силу. В системе общих и военных судов в этом качестве могут выступать все суды, кроме судов основного звена. В подсистеме арбитражных судов функции кассационных инстанций выполняют федеральные арбитражные суды округов (как будет показано ниже, в главе IX учебника, данная функция этих судов отличается существенным своеобразием). В общих судах среднего и высшего уровня образуются кассационные коллегии. Проверку законности приговоров, вынесенных с участием присяжных и не вступивших в законную силу, осуществляет кассационная палата, образуемая в составе Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ.
Широкое признание получил термин "надзорная инстанция". Им обозначаются подразделения судов, наделенные правом проверять законность и обоснованность приговоров и иных судебных решений, вступивших в законную силу. В системе общих судов в таком качестве могут выступать президиумы судов среднего звена, а также коллегии и Президиум Верховного Суда РФ. Для военных судов такой инстанцией могут быть суды среднего звена (в их составе президиумов нет). Военная коллегия Верховного Суда РФ, а для арбитражных судов - Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ.
После принятия Закона об арбитражных судах 28 апреля 1995 года российской судебной системе вновь стал известен термин "апелляционная инстанция". Пока что такого рода инстанции есть в подсистеме арбитражных судов. По закону под ними понимаются суды, уполномоченные повторно и в полном объеме рассматривать дела, по которым решение еще не вступило в законную силу, какая-то из сторон не согласна с ним и подала апелляционную жалобу. В подобных случаях происходит новое разбирательство дела по существу и по его итогам выносится новое, решение. Такую функцию могут выполнять только арбитражные суды субъектов Российской Федерации в отношении решений, вынесенных этими же судами по первой инстанции.
Вышестоящей инстанцией или вышестоящим судом обычно называют суды, занимающие более высокую ступень по отношению к данному суду. Пользуются также весьма созвучным термином "высшая судебная инстанция". Этот термин является синонимом наименований Верховного Суда РФ или Высшего Арбитражного Суда РФ.

3. ПОНЯТИЕ ЗВЕНА СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ - ОСНОВНЫЕ СУДЫ, СУДЫ СРЕДНЕГО ЗВЕНА, ВЫСШИЕ СУДЫ.
3.1. Основные суды.
В системе общих судов народный суд является основным звеном. Это обусловлено прежде всего широкой его компетенцией по осуществлению правосудия, а также тем объемом работы, который фактически им выполняется. Ежегодно суды всех уровней рассматривают и соответствующим образом разрешают несколько миллионов уголовных и гражданских дел, материалов об административных правонарушениях. На долю суда основного звена приходится подавляющее большинство таких дел, все материалы об административных правонарушениях, подведомственных судам, а также дела по жалобам на законность и обоснованность ареста или продления срока содержания под стражей. Он не рассматривает лишь те уголовные и гражданские дела, которые в соответствии с законом относятся к ведению других судов (краевых, областных, военных судов и т. п.). В связи с этим и определяется в основном его наименование: население обращается со своими проблемами, как правило, именно в этот суд, там оно и находит чаще всего необходимый ответ.
Принципы его организации определены Конституцией РФ, Законом о судоустройстве, Законом о статусе судей и другим законодательством.
Суд этого уровня действует в каждом районе или городе, не имеющем районного деления, а кое-где (например, в Москве) - в недавно созданных административных округах. В районе (городе) создается один суд, но возможно создание одного суда на район и город или на район и города, расположенные на территории данного района. Возможна организация межрайонных судов с учетом объема работы и других факторов. Право образования таких судов принадлежит местной администрации по представлению министра юстиции РФ или по согласованию с ним.
Надзор за судебной деятельностью народных судов осуществляют верховные суды республик, краевые, областные, городские в Москве и Санкт-Петербурге суды, суды автономной области и автономных округов.
Организационное обеспечение деятельности районных (городских) судов при строгом соблюдении принципа независимости судей и подчинения их только закону возложено на министерства юстиции
В наши дни эти суды нередко называют просто районными, городскими, окружными или межмуниципальными (районными) судами (в Москве).
3.2. Суды среднего звена.
Верховные суды республик, краевые, областные суды, городские суды в Москве и Санкт-Петербурге, суды автономной области и автономных округов занимают в системе общих судов положение судов среднего звена . Они являются непосредственно вышестоящими для народных судов и нижестоящими по отношению к Верховному Суду РФ.
Суды среднего звена равнозначны между собой по компетенции и положению в судебной системе, имеют широкие права по рассмотрению уголовных и гражданских дел: они выступают в качестве судов первой, кассационной и надзорной инстанций.
В качестве суда первой инстанции суды данного уровня рассматривают уголовные дела о преступлениях против государственной власти (кроме дел о шпионаже, отнесенных к ведению военных судов), дела об умышленном убийстве, при отягчающих обстоятельствах, изнасиловании при особо отягчающих обстоятельствах и некоторых других преступлениях (см. ст. 36 У ПК).
Суды этого уровня при соблюдении установленных в законе условий вправе принять к своему производству гражданские и уголовные дела, которые в принципе подсудны районным (городским) судам. Для "перенесения" гражданского дела в вышестоящий суд требуется согласие спорящих сторон. Что касается уголовных дел, то для них установлены несколько иные условия (см. § б главы IV учебника). Получив в порядке исключения дело из нижестоящего суда, областной или приравненный к нему суд рассматривает его по существу с Соблюдением всех процессуальных правил и принимает соответствующее решение.
В вышестоящие суды обычно попадают дела: а) имеющие большое общественное значение; б) не получившие правильного разрешения после вторичного рассмотрения в районном (городском) суде; в) переданные в суды этого уровня по решению надзорных инстанций. Кроме этого суды среднего звена обязаны принять к своему производству для рассмотрения по первой инстанции гражданские и уголовные дела, связанные с государственной тайной.
Суды среднего звена, будучи вышестоящими по отношению к народным судам, активно участвуют в проверке законности решений, вынесенных этими судами.
В соответствии со ст. 65 Конституции РФ в состав Российской Федерации входят:
21 республика, 6 краев, 49 областей, 1 автономная область, 10 автономных округов, а также города федерального подчинения - Москва и Санкт-Петербург. Качественное рассмотрение дел в кассационном порядке имеет важное значение, так как позволяет предупреждать вступление в силу незаконных и необоснованных решений, приговоров, определений и постановлений, обеспечивая тем самым осуществление целей и задач правосудия.
Рассматривая жалобы и протесты на приговоры, решения и определения народных судов, не вступившие в законную силу, суд среднего уровня путем дачи указаний по конкретным делам, не нарушая при этом принципа независимости народных судей при разрешении дел, использует одно из важных средств повышения качества и эффективности правосудия.
Кассационное определение, вынесенное по конкретному уголовному или гражданскому делу, имеет важное значение не только для данного дела. Оно оказывает влияние на всю последующую практику народного суда, содействуя тому, чтобы ошибки, допущенные в данном случае, не повторялись по другим делам. Это оказывает положительное влияние на формирование судебной практики, способствует улучшению работы данного и других народных судов.
В качестве надзорной инстанции краевой, областной и приравненный к нему суд уполномочен проверять законность и обоснованность приговоров и других решений народных судов, а также кассационных определений, которые вступили в законную силу. Эта функция тоже призвана способствовать не только исправлению ошибок по конкретным делам, но и надлежащему направлению судебной практики в пределах края, области и т. п. Непосредственное ее выполнение возложено на президиум соответствующего суда.
В связи с принятием в декабре 1993 года новой Конституции РФ суды среднего звена приобрели весьма ответственное полномочие по контролю за действиями органов, занимающихся выявлением и раскрытием преступлений, в случаях, когда их действия связаны с ограничением конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также на неприкосновенность жилища (см. ч. 2 ст. 23 и ст. 25 Конституции РФ). Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении "О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации" от 24 декабря 1993 года № 13 разъяснил (см. п. 1):
"Рекомендовать Верховным судам республик, краевым, областным судам, Московскому и Санкт-Петербургскому городским судам, судам автономной области и автономных округов, военным судам округов, флотов, групп войск и видов Вооруженных Сил принимать к своему рассмотрению материалы, подтверждающие необходимость ограничения права гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Районные (городские) народные суды, военные суды армий, флотилий, соединений и гарнизонов не могут отказать в рассмотрении таких материалов в случае представления их в эти суды".
3.3. Верховный Суд РФ - высший судебный орган судов общей юрисдикции
"Верховный Суд Российской Федерации, - говорится в ст. 126 Конституции РФ, -является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики".
Другими словами, данный суд призван выполнять по меньшей мере три основные социальные функции, реализация которых определяет его роль и место в судебной системе и системе других органов государственной власти:
* выполнение задач, которые возлагаются на него как на высший судебный орган по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции;
* осуществление в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах надзора за деятельностью таких судов;
* дача разъяснений по вопросам судебной практики.
Каждая из этих функций имеет конкретное содержание, которое будет раскрыто детально в последующих параграфах данной главы. Здесь в связи с общей характеристикой Верховного Суда РФ и его положения в государстве достаточно отметить, что первая из названных функций этого суда проявляется в том, что он наделен полномочием рассматривать по существу (по первой инстанции) наиболее сложные и ответственные гражданские и уголовные дела, которые отнесены к ведению судов, как сказано в процитированной статье Конституции РФ, общей юрисдикции.
К судам такого рода можно было бы отнести суды, уполномоченные рассматривать обычные, не требующие специальных процедур и познаний дела (практически это все дела, кроме тех, что отнесены к ведению Конституционного Суда РФ и арбитражных судов).
Но положение высшего судебного органа требует еще того, чтобы он проверял законность и обоснованность приговоров и иных судебных решений всех возглавляемых им судов (общих и военных). За ни"' окончательное слово по конкретным судебным делам, рассмотренным общими и военными судами.
Вторая из названных функций Верховного Суда РФ тесно связан с первой. Осуществлять надзор за деятельностью судов - это значит, прежде всего, выявлять и исправлять допускаемые ими ошибки. Как подчеркнуто в Конституции РФ, делаться это должно только в процессуальных формах, т. е. с соблюдением установленных законом правил судопроизводства, а не произвольно. Выполнение данного требования - важное средство, призванное обеспечивать независимость всех нижестоящих судов.
Третья функция тоже не изолирована от других. Осуществление ее позволяет Верховному Суду РФ активно влиять в нужном направлении на практику применения конкретных законов не только судами, но и другими органами государственной власти, общественными объединениями, должностными лицами. Разъяснения, даваемые Пленумом этого суда, опираются на обобщенную практику судов по применению конкретных законов, отражают ее суть и дают ориентиры для правильного применения соответствующих законов в будущем.
Наряду с названными функциями Верховный Суд РФ имеет также предоставленное ему ст. 104 Конституции РФ право законодательной инициативы. Это важное средство обратной связи нашего законодателя с практикой применения принимаемых им законов. Именно на практике выявляются как достоинства законов и других правовых актов, так и их недостатки. Верховный Суд РФ - один из органов, который располагает обширной информацией о том, как действуют законы, в чем трудности и недостатки их применения. Опираясь на такую информацию, он способен активно содействовать законотворчеству, привлекая внимание к пробелам и иным недостаткам действующего законодательства.


4. ПОНЯТИЕ ПРАВОСУДИЯ, ЕГО ПРИЗНАКИ, ПРИНЦИПЫ.

Правосудие, как отмечено выше (см. § 2 гл. I и § 1 гл. III), - одно из направлений государственной деятельности, именуемой правоохранительной. Оно также относится к числу важнейших полномочий, осуществление которых связано с функционированием судебной власти. И в системе правоохранительной деятельности, и в составе полномочий судебной власти оно занимает центральное место.
Такие его роль и значение обусловлены рядом факторов. К ним можно отнести прежде всего то обстоятельство, что отправление правосудия тесно связано с принятием решений по кардинальным вопросам реализации социально-экономических, политических и личных прав и свобод человека и гражданина, прав и законных интересов государственных и иных организаций. Именно правосудию принадлежит решающее слово при признании конкретного лица виновным в совершении преступления и назначении ему меры наказания либо иного определенного в законе воздействия, а равно при реабилитации тех, кто незаконно и необоснованно привлекался к ответственности. Такое же слов? принадлежит ему и при определении правовых последствий, вытекающих из рассмотрения споров между гражданами, связанных с реализацией, скажем, трудовых, семейных, авторских, изобретательских, жилищных, других имущественных или неимущественных прав, предоставленных им. Правосудие также является способом разрешения споров (имущественных и некоторых других), возникающих в сфере экономической деятельности между государственными и негосударственными организациями, лицами, занимающимися предпринимательством.
Судебные решения, принимаемые в процессе или по итогам отправления правосудия (приговоры по уголовным делам, решения по гражданским делам и т.д.) и нередко именуемые в юридической литературе актами правосудия, в соответствии с законодательством наделяются особыми свойствами. Одно из них - общеобязательность. Она означает, в частности, что вступившие в законную силу приговор, определение или постановление, вынесенные судом при рассмотрении уголовного дела, являются обязательными для всех государственных и общественных организаций, учреждений и предприятий, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации. Несколько иначе по закону определяется социальное и правовое значение судебных решений по гражданским делам: после вступления в законную силу они, как правило, не исполняются автоматически. Для их реализации требуется волеизъявление заинтересован ного лица либо наступление какого-то другого условия. Но если, к примеру, такое волеизъявление выражено, то требование об исполнении судебного решения по гражданскому делу становится обязательным для всех физических и юридических лиц на всей территории страны. Неисполнение судебного решения или воспрепятствование исполнению может повлечь применение различного рода санкций в отношении тех, кто повинен в этом. Например, в соответствии со ст. 315 УК злостное неисполнение государственным или иным служащим решения, приговора, определения или постановления суда либо воспрепятствование их исполнению может быть наказано различными мерами наказания, начиная от штрафа в размере от 200 до 400 минимальных размеров оплаты труда и кончая лишением свободы до двух лет.
-Сущность правосудия, его роль и значение вместе с тем проявляются не только и не столько в том, что оно, будучи ведущим и весьма ответственным направлением (функцией) правоохранительной деятельности, венчается принятием общеобязательных решений по кардинальным вопросам. Ему присущ ряд других специфических признаков.
К их числу следовало бы отнести прежде всего то, что по закону этот вид государственной деятельности может осуществляться только конкретными способами, а не произвольно, по усмотрению каких-то должностных лиц или органов. И эти способы закон фиксирует вполне определенно. Ст. 4 Закона о судоустройстве однозначно говорит, что правосудие должно осуществляться путем:
- рассмотрения и разрешения в судебных заседаниях гражданских дел по спорам, затрагивающим права и интересы граждан, предприятий, учреждений и организаций; ,
- рассмотрения в судебных заседаниях уголовных дел и применения установленных законом мер наказания к лицам, виновным в совершении преступления, либо оправдания невиновных.
Данное положение означает, :что правосудие - это разбирательство двух категорий дел: гражданских и уголовных. Первая охватывает широкий и многообразный круг споров или правонарушений, касающихся имущественных и некоторых неимущественных прав и законных интересов частных лиц (российских граждан, иностранцев, лиц без гражданства), предприятий, учреждений и организаций. Среди дел этой категории можно найти дела, возникшие в связи с неуплатой кем-то долга, невыполнением обязательств по заключенному договору (скажем, о производстве или поставке каких-то изделий, выполнении услуг), незаконным увольнением с работы, выселением с занимаемой жилплощади, опубликованием в печати или иных средствах массовой информации порочащих сведений, ненадлежащим исполнением родительских обязанностей и т.д. Вторая категория дел (уголовные дела) касается сравнительно ограниченного круга правонарушений, а именно только тех, которые по закону считаются преступлениями, т. е. общественно опасными деяниями, ответственность за которые устанавливается уголовным законодательством. Разбирательство дел этой категории является деятельностью в высшей степени ответственной, поскольку речь идет о признании или непризнании конкретного человека преступником и применении или неприменении к нему мер уголовного наказания (например, штрафа, исправительных работ, лишения свободы, конфискации имущества).
При усвоении понятия правосудия нельзя упускать из виду, что параллельно с указанными уголовными и гражданскими делами существует еще одна категория дел, требующая значительного внимания широкого круга государственных органов, в том числе судов. Это дела (материалы) о правонарушениях, ответственность за которые устанавливается административным законодательством, прежде всего Кодексом законов РСФСР об административных правонарушениях (КоАП).
Меры взыскания, которые могут быть назначены лицу, виновному в таком правонарушении, обычно менее строги, чем те, которые применяются в отношении преступников (наиболее распространенными мерами административного взыскания являются, например, штраф, как правило, в сравнительно небольшом размере, конфискация орудия, с помощью которого совершалось правонарушение, лишение права управлять автомобилем или иным транспортным средством, лишение права заниматься охотой).
Эти взыскания налагаются широким кругом органов и должностных лиц, в частности начальниками органов внутренних дел или их заместителями, должностными лицами учреждений железнодорожного и других видов транспорта, санитарного надзора, охраны природы, государственных инспекций по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей, по контролю за ценами, по обеспечению государственной монополии на алкогольную продукцию.
Административные взыскания могут налагать и судьи. Они уполномочены рассматривать дела (материалы) о мелких хищениях, мелком хулиганстве, проявлениях неуважения к суду, непринятии мер по частным определениям (постановлениям) судов (в таких судебных актах обычно даются предписания должностным лицам об устранении нарушений закона или иных недостатков в деятельности соответствующих организаций), невыполнении законных требований прокуроров, неявке по вызову прокурора, нарушениях законодательства о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании, о воспрепят-ствовании осуществлению избирательных прав граждан, распространении заведомо ложных сведений о кандидатах в депутаты или на выборные должности, проведении агитации в день выборов, несоблюдении правил эксплуатации зон континентального шельфа, использования природных ресурсов, осуществления издательской деятельности, а также многих других правонарушениях. Всего в настоящее время в КоАП предусматривается более сорока видов административных правонарушений, по которым меры воздействия должны применяться судами.
Реализуя полномочия по разбирательству дел (материалов) об административных правонарушениях, судьи вправе применять сравнительно строгие меры из числа тех, которые предусмотрены в КоАП. Это, например:
* штрафы в относительно высоких размерах (скажем, за нарушения правил совершения действий в зоне континентального шельфа возможно наложение штрафа в сумме до трех тысяч минимальных размеров оплаты труда) ;
* конфискация объектов, с помощью которых совершено административное правонарушение (при определенных обстоятельствах могут быть конфискованы, к примеру, орудия незаконного лова, охоты, радиопередающее устройство и даже морское судно) ;
* исправительные работы сроком до двух месяцев с удержанием из заработной платы до двадцати процентов;
* административный арест на срок до пятнадцати суток.
В качестве примера, характеризующего объем полномочий судей при разбирательстве и разрешении дел (материалов) об административных проступках, может послужить то, что предусмотрено в ст. 165 КоАП об ответственности за неповиновение работнику милиции. За такое деяние судья вправе применить штраф на сумму от трех до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда, а при отягчающих обстоятельствах - штраф на сумму от пяти до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда либо даже административный арест на срок до пятнадцати суток.
Однако деятельность народных судей, связанную с рассмотрением и разрешением дел (материалов) об административных правонарушениях, закон (названная выше ст. 4 Закона о судоустройстве) не включает в состав правосудия. Она находится за его пределами, как и иная деятельность, осуществляемая судом вне рамок правосудия (обеспечение исполнения судебных решений и решений некоторых других органов, контроль за законностью и обоснованностью арестов и т.д.).
Другим отличительным признаком правосудия является то, что данный вид государственной деятельности может осуществляться с соблюдением особого порядка (процедуры), который детально регламентируется законом. Как было сказано выше, закон подчеркивает, что рассмотрение и разрешение гражданских и уголовных дел должно происходить в судебных заседаниях. А это значит, что разбирательство дела и принятие по нему решения либо вынесение приговора возможно лишь при неуклонном соблюдении гражданского процессуального, арбитражного процессуального иди уголовно-процессуального законодательства. Предписания эти регулируют практически все наиболее существенные вопросы, которые могут возникнуть при подготовке и проведении судебного заседания (порядок формирования законного состава суда, круг лиц, которые могут и должны участвовать в заседании, их права и обязанности, последовательность выполнения конкретных действий, правила собирания, фиксации и исследования доказательств и т. р.). Все процессуальные предписания в конечном счете направлены на установление истины и принятие законного, обоснованного и справедливого решения по существу.
К отличительным признакам правосудия относится, наконец, также то, что оно может осуществляться только особым органом - судом (судьей). Никакой другой орган или другое должностное лицо не вправе выполнять эту деятельность. Как уже отмечено, специфика полномочий судебной, власти требует того, чтобы осуществляющий ее орган строился и имел возможность действовать так, как этого требуют .интересы законности и справедливости. Отсюда особенности порядка образования судов, их взаимоотношений с государственными учреждениями, реализующими другие ветви власти - законодательную и исполнительную. Отсюда также стремление установить особый порядок (процедуру) судебной деятельности, а равно стремление всемерно повышать авторитет судов, забота о том, чтобы они прочно занимали свое место на вершине пирамиды правоохранительных органов.
С учетом отмеченных отличительных признаков правосудие можно было бы определить как осуществляемую судом правоохранительную деятельность по рассмотрению и разрешению гражданских и уголовных дел при неуклонном соблюдении требовании закона и установленного им порядка, обеспечивающих законность, обоснованность, справедливость и общеобязательность судебных решений.
Демократические основы (принципы) правосудия - это общие руководящие, исходные положения, определяющие наиболее существенные стороны данного вида государственной деятельности. Такие положения являются основополагающими для всех предписаний законодательства по вопросам организации правосудия, роли и места его органов в государственном механизме и политической системе общества.
В совокупности принципы образуют тот каркас, который служит опорой для всех конкретных законодательных предписаний, регулирующих правосудие. Предписания такого рода не могут противоречить принципам, поскольку последние в большинстве своем закреплены в законах, имеющих высшую юридическую силу, - Конституции РФ и федеральных законах. Они также берут свои истоки и в других высокоавторитетных актах - Декларации о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 года, Декларации прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 года.
В отличие от конкретных законодательных предписаний специфика положений, именуемых принципами (основами), состоит также в том, что содержащиеся в них правила являются обязательными не только для граждан, должностных лиц и органов, призванных соблюдать и исполнять законы, но и для законодательных органов, которые, создавая новые законы или корректируя их, должны считаться с существующими демократическими требованиями или традициями в той или иной сфере, в частности в сфере организации и деятельности правосудия.
Эти требования рождены прежде всего практикой развития и совершенствования правосудия у нас в стране. Они также учитывают в разумных пределах положительный опыт других стран, а равно опыт международного сотрудничества. В качестве примера могут послужить предписания таких международных документов, как Всеобщая декларация прав человека и Международный пакт о гражданских и политических правах, в которых можно найти немало прогрессивных положений по вопросам организации и осуществления правосудия. Эти документы признаны большим числом государств, в том числе Российской Федерацией, в силу чего являются обязательными к исполнению.
Для общей характеристики демократических основ правосудия существенным является то, что их содержание постоянно совершенствуется. Особенно активно идет этот процесс в последние годы. Заметное содействие этому-процессу призвано оказать стремление реализовать пользующийся широким признанием замысел преобразовать наше государство в правовое и по-настоящему демократическое. Конкретным практическим шагом в данном направлении должно стать принятие 12 декабря 1993 года Конституции РФ. Ее многие положения, как будет показано в последующих главах учебника, уже сыграли свою роль в реформировании законодательства практически во всех сферах, в том числе в сфере, непосредственно связанной с правосудием, судебной властью, судами, повышением их авторитета не только в системе правоохранительных органов, но и в целом в государственном механизме.
Полная реализация обозначенных в Конституции РФ стратегических задач в области обеспечения прав и свобод человека и гражданина, демократизации правоохранительной системы, по идее, должна привести к тому, что судебная власть станет такое же влиятельной, авторитетной и полноправной, как и другие ветви государственной власти - исполнительная и законодательная. И это, естественно, сможет стать стимулом для благоприятной корректировки содержания принципов правосудия.

E-mail
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
 ВАШ ЗАКАЗ

еще ничего не заказано



 КОНТАКТЫ
Москва
ОТДЕЛ ОЦЕНКИ
тел.: (495) 766-06-78 
 
ОТДЕЛ ЭКСПЕРТИЗЫ
8 916 334-36-49
 
ЮРИДИЧЕСКИЙ ОТДЕЛ
тел.: (495) 226-51-08
 
Отдел регионального развития
тел.: (909) 914-26-26
 
Норильск
(3919) 46-73-66
По Всей РФ 
тел.: (495) 766-06-78 
Мы всегда рады предложить Вам свои услуги в любом уголке нашей страны!

 ocenka@ceae.ru

 

 

 




 

Републикация материалов сайта  без прямой активной ссылки запрещена!

Яндекс цитирования